Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6


И сам владелец был под стать кабинету — весь так и сиял добротой и гостеприимством. Он и чаем здесь же угостил Исламова. Задав несколько обычных вопросов о житье-бытье на восточный манер и в особенности Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 не вслушиваясь в ответ, вдруг спросил:

— А мост через реку Салар вы лицезрели?

Гияз ответил, что живет в Ташкенте не так длительно, может, лицезрел, а может, нет, а в чем фактически дело Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6? Владелец кабинета на миг задумался.

— А вобщем, не имеет значения: лицезрели, не лицезрели. А мост перед вашим объединением вы, надеюсь, лицезрели?

— Естественно, я под ним каждый денек хожу на работу.

— И вас Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 он устраивает?

— Не понимаю. Полностью устраивает. Мост как мост, думаю, построен накрепко. Как я знаю, жд мостостроители — наилучшие строители в стране, на наши мосты поступают заказы со всего света, это Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 общеизвестный факт. Традиция мостостроения в Рф сильна еще с прошедшего века,— как на экзамене отвечал Гияз.

— Я не о том,— нетерпеливо перебил владелец кабинета.— Мост через Салар, о котором я говорю, чистенький, осторожный, весь Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 в мраморе, и решетки огораживания там такие прекрасные. Я желал бы, чтоб у меня в районе мост был не ужаснее, даже лучше. Надеюсь, с вашей помощью мы перещеголяем примыкающий район, товарищ Исламов Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6,— и он весь расплылся в ухмылке, видимо, несказанно удовлетворенный принятым решением.

Ситуация для Гияза была так несуразная, что он чуть сдерживался, чтоб не расхохотаться: мосты-то были совсем несравненные. Тот, саларский, - для автотранспорта Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 и пешеходов, а этот - жд, с двухпутной колеей, с насыщенным движением. Но ответил он серьезно:

— Как видите, у моста, как у всякого искусственного сооружения, есть владелец, в этом случае министерство путей сообщения Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, и наверное мост выполнен в согласовании с проектом, где эстетика тоже учтена. Без ведома владельца отделывать огромный мост мрамором, гранитом, укреплять к фермам, порталам, быкам, просверливая либо каким другим методом Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, плиты нельзя, ибо нарушается главное — несущая способность моста, гарантия его безопасности. К тому же, даже получи я такое разрешение от МПС, что совсем неописуемо, наша маломощная организация, РСУ, не располагает фондами на Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 мрамор либо какой другой ценный материал, строго фондируемый камень. Ну и неважно какая работа, не говоря уже о таковой, делается по проекту. Эта задачка по плечу только спец организации. А кто будет финансировать Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 настолько дорогостоящую затею, этот вопрос тоже нужно решить. Так что обязан вас огорчить: в последнее время нам перещеголять соседей никак не получится.

Куда делись доброта и гостеприимство с лица секретаря?

Два завотделами, присутствовавшие Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 при всем этом разговоре, разделяя гнев владельца, готовы были испепелить Исламова взорами.

— Вы еще молоды, товарищ Исламов, чтоб осознавать, кто чему владелец. Сможете быть свободны! И скажите собственному начальнику, чтоб завтра явился Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 ровно в девять!

На том и распрощались.

В контору РСУ после райкома Исламов не пошел, не стал предупреждать и начальника. Решил, что владелец шикарного кабинета произнес это просто так, сгоряча, чтоб Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 последнее слово осталось за ним. Ведь с мостом ситуация яснее ясного, незапятнанная маниловщина. Но все оказалось ужаснее некуда. К обеду его вызвал с объекта начальник управления.

— Ну, будет вам, Гияз Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 Нуриевич. Управление утром громы-молнии мечет,— предупредила секретарь.

— Садитесь,— произнес начальник, когда он вошел в кабинет и плотно закрыл за собой двойные двери,— разносы шеф устраивал шумно.

Позже начальник длительно и утомилось молчал, обхватив голову Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 руками.

— Вот если б вы пришли часа два вспять, я не знаю, что бы я с вами, Гияз Нуриевич, сделал, а на данный момент улеглось, успокоился. Естественно, я понимаю, вам не Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 по привычке слышать схожий абсурд: облицевать мрамором чужой мост, да еще с нашими способностями, но поверьте, я в этом кресле и не такие приказы получал. 1-го не усвою, откуда вы таковой взялись? Отчитать Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 секретаря райкома как мальчишку, в голове не укладывается! Вы же издавна работаете в строительстве и языком нашим проф отлично владеете. Разве вы не понимаете традиционную фразу: «Ладно, исполним» либо сродни Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 ей — тоже традиционное: «Будет изготовлено!»?

Попили бы чаю, выслушали бы человека с уважением, ответили «Будет изготовлено!» и, поблагодарив за приглашение, ушли. Если делать все, что им на разум взбредет, своими делами Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 заниматься некогда будет. Слышали вы, наверняка, узбеки в таких случаях молвят: «К тому времени либо осел сдохнет, либо арба развалится». Так и с нашим мостом: год говорили бы, что МПС разрешения не дает, год Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, что проектный институт ищем, чтоб заказ расположить, а позже финансирование попросили бы у райкома, так сама собой и заглохла бы мысль — и никаких заморочек.

А то, гляди,— самого секретаря повысят либо снимут Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Этого вероятнее всего снимут, прогуливаются такие слухи. Но пока-то он владелец положения и мне полностью внушительно может это показать.

Позже эта смета на восемнадцать тыщ рублей,— начальник искривился, как будто его принудили Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 проглотить лимон. — Вы что, с луны упали? Мы уже не рады, что шестьсот-то начислили за ремонт. Казалось бы, в его же интересах, на всякий случай, так нет, директор Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 до сего времени недобрым словом нас поминает...

Наверняка, Гияз Нуриевич, вам у нас нелегко — не та у вас школа. Да и нам с вами тяжело, на различных языках говорим. Обучайтесь жить по-нашему, либо Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 давайте умиротворенно разойдемся, не будем доводить друг дружку до инфаркта. И последнее: не учитывай мы ваши возможности, опыт, как инженера, и, скажем прямо, воздействие в коллективе, в особенности посреди рабочих, разговор был Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 бы другим, еще более маленьким. Так что, пожалуйста, задумайтесь...

...Но уже ранее разговора, еще когда он ворачивался из райкома, Гияз решил себе, что он вправду не туда попал. Собирать дань с Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 бригады Тарханова и Коляши, как и с хоть какой другой,— об этом не могло быть и речи. Но даже в этом случае, если б его освободили от этой повинности, чинить чужие квартиры, дачи, строить Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 потаенно финские сауны, а процентовать это как ремонт комнат отдыха рабочих, стоять навытяжку перед супругой какого-либо высочайшего начальника — нет, это было не для него. Как и делать несуразные приказы. Мост Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 в данном случае оказался последней каплей, переполнившей чашу терпения. И сегодняшний разговор у начальника, как сообразил Гияз, был последним предупреждением. Нет, переучиваться он не собирался.

Днем он отнес заявление об увольнении Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Жаль было расставаться с рабочими, на ремонте квартиры Клары Васильевны он прочно сдружился с ними. Федот Карпович на прощание произнес:

— Если будет не плохая работа, зовите, пойдем, не подведем...


* * *

Уволившись с Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 работы, Гияз растерялся. Он принадлежал к тому типу людей, что отлично знают свое основное дело, в каком могут проявить разум, нрав, волю — все, что отпущено им природой, но вот за пределами дела Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 пасуют перед бытовыми неурядицами, сменой обстановки. У таких людей в трудовых книгах, обычно, одна, от силы две записи, не считая записей о заслугах и поощрениях. Он и задумывался ранее, что всю жизнь проработает в Заркенте Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, хотя жизнь у строителей в общем-то бродячая. Но он попал в таковой город, который в промышленном плане рос и расширялся бы еще 10-ки лет,— Гияз был знаком с многообещающим развитием Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 этого региона. Темная и цветная металлургия совместно с химией рождали 10-ки ответвлений, начиная от производства лаков и другой бытовой химии и кончая широким ассортиментом минеральных удобрений для сельского хозяйства. Под каждое такое создание Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 необходимо было строить и строить, Исламову хватило бы работы до пенсии.

Он ткнулся в одно управление, в другое - свободных мест не было. Предлагали мастером, но в его годы и Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 с его опытом начинать вновь на побегушках и на маленьком окладе Гиязу казалось унизительным. Обжегшись в одном РСУ, он уже избегал этих контор, а прогуливался по строительным управлениям, в тресты не заглядывал, так как не Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 знал канцелярской работы, ну и чиновничья жизнь его не прельщала, он был строитель, прораб. И если другого стращали масштабы, размеры промышленных комплексов, миллионные объемы, то Исламов, напротив, столкнувшись с штатским Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 строительством, растерялся от мелкоты, однообразия работ. В других управлениях — наилучших, как он считал,— скептически поглядывали на его последнюю запись в трудовой книге и отказывали сходу. Видимо, прорабы из РСУ хорошей репутацией Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 не воспользовались.

Естественно, Гияз знал о многих больших стройках в стране, и не в один прекрасный момент приходила ему в эти деньки идея податься туда, где он ощутил бы себя на месте Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, где был бы занят достойным мужским делом. Но снова же ужас перед бытовыми неурядицами, переездом, общежитиями останавливал его, хотя душа и рвалась к делу, и он скучал по собственной прежней неспокойной работе.

Задерживала его и Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 квартира: все-же уже не мальчишка, 5-ый десяток разменял, а жилище и строителям не сходу дают. Исходил месяц после увольнения из РСУ. Гияз продолжал безуспешные поиски, и уже в Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 отделах кадров ему напоминали, что необходимо быстрее устраиваться, по другому, дескать, прервется стаж. Будь Гияз более искушен в прозаических делах, он не направил бы внимания на эти напоминания — подумаешь, прервется стаж, велика Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 катастрофа, до пенсии о-хо-хо сколько, поди наработает еще. Но эти напоминания сбивали его с толку, заставляли суетиться. Он даже чуть ли не устроился начальником участка в одном управлении, уже написал было заявление Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, но в самый последний момент попросил день — поглядеть объекты, побеседовать с рабочими... Управление пристраивало новые учебные корпуса в одном из вузов Ташкента, объект был из тех, что именуют в народе «долгостроем». Ознакомившись со Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 сметами, осмотрев сами корпуса, Гияз сообразил сходу, что здесь избрали средства наперед года на два-три, да в таких объемах, что хищения в РСУ показались бы детской забавой. Совать голову в Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 петлю за кого-либо было бы просто тупо, к тому же и то, что выстроили, уже нуждалось в полном ремонте.

В тот денек, забрав свое заявление, расстроенный Гияз ворачивался домой на такси Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Путь оказался неблизким — слово за слово и разговорился Исламов с таксистом. Гияз направил внимание на вузовский значок шофера и опешил: судя по нему, тот быстрее был должен летать, чем ездить Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Шофер на это ответил, что он вправду окончил авиационный институт, но факультет не летный, а самолетостроения, и работал на авиационном заводе начальником смены в большом цеху. И в 2-ух словах поведал свою историю: ни суббот Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, ни воскресений, ни заработной платы солидной, как у неплохого рабочего, и с работы ранее 10 никогда не ворачивался домой. А дома двое малышей, которых, считай, и не лицезрел. Уходил на работу, когда они Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 еще спали, приходил, когда они уже уснули. В общем, скандалы в семье все восемь лет, что работал на заводе, дошло дело до развода — либо семья, либо такая суматошная работа Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Желал там же на заводе слесарем либо токарем устроиться, не разрешили,— пришлось уволиться.

— Не жалеешь? — спросил Исламов заинтересованно.

— А что жалеть,— ответил таксист,— нас таких в таксопарке третья часть, так и именуют — дипломированная колонна Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6.— Получаю еще больше. Дома по часам, супруга про рынок и томные авоськи забыла, все попутно завожу сам. Вижу город, общаюсь с людьми, сплю без люминала. Переработал — получил. Сдал смену — ни о Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 чем же не думай, не тревожься. Хожу чище и лучше одетый, чем на заводе. О чем жалеть? О восьми годах, что коту под хвост, за которые вослед никто хорошего слова не Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 произнес?

Сказал и Гияз о собственных дилеммах и главное — о цейтноте, через два денька исходил месячный срок трудоустройства.

— Если пылает, давай к нам, а далее видно будет, все-же на колесах подыскать Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 дело по нраву легче. А может, глянется для тебя наша работа, не ты один с дипломом, много таких в нашем парке, а твоих коллег, наверняка, больше всего,- произнес словоохотливый таксист, выслушав Исламова Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6.

Так Гияз оказался в одном из таксопарков Ташкента.

Человек с высшим образованием за станком, за рулем, за буфетной стойкой – сейчас явление не новое, к огорчению, даже обычное. Вот уже, радуясь и умиляясь, пишут Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 в газетах о бригадах строителей, состоящих из кандидатов и медиков наук, подрядившихся в свои отпуска выстроить коровник либо там телятник. В любом случае не от неплохой жизни это происходит,— коровник все-же Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 должны строить истинные строители, а не дилетанты, и за три-четыре-пять недель отпуска коровника не построишь, снова же, если не числиться кое-где в кандидатах, а по сути его строить. Потому Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 сложившиеся рабочие коллективы из людей с высшим образованием - явление новое. Пожалуй, не достаточно кто подразумевает, что они есть, но они есть.

Сергей Александрович - так звали инженера-самолетостроителя - как и пообещал Гиязу, ввел Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 его в колонну. Традиция помогать новеньким утвердилась тут издавна, базу ее заложили еще 1-ые дипломированные спецы, ставшие проф шоферами. Ну и колонной управлял юрист, сам в свое время отработавший на такси практически 5 лет Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Специально, гласно никто не укомплектовывал колонну дипломированными спецами, но так сложилось — годами сюда стекались конкретно люди с образованием и молодежь, учившаяся на заочном либо вечернем отделениях. Колонна эта была в таксопарке передовой: план Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 делала всегда, чрезвычайных происшествий не имела, все переходящие призы и знамена обычно завоевывала, оттого, наверняка, и смотрело управление таксопарка через пальцы на то, как она формировалась. Образовательный ценз в Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 этом случае был не помехой для работы. Гиязу подфартило сходу: в 1-ый же его рабочий денек колонна проводила на пенсию бывшего горного инженера, имевшего подземный стаж и в 50 5 уходившего на отдых из таксопарка. Он и Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 передал Гиязу ключи от собственной машины, Так началась у Исламова новенькая жизнь.

Машину он водил с юношества и разбирался в ней хорошо, всегда помогал Нури-абы, а сейчас вот отцовские уроки понадобились Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Смущала его работа с пассажирами, но новые друзья убеждали: ничего, привыкнешь, главное в работе таксиста — терпение, сдержанность.

Смена за сменой, денек за деньком — казалось, даже время побежало резвее, стремительнее — сейчас в его Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 жизни на всем лежал отпечаток скорости. И как в калейдоскопе замелькали пейзажи, новостройки, окраины — жизнь таксиста полна воспоминаний, успевай только запоминать. Гияз работал и приглядывался к собственному новенькому коллективу, где Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, как он ощущал, его приняли гостеприимно. Большая часть таксистов в колонне были приблизительно 1-го с ним возраста, старых либо очень юных не было, - видимо, любой из их успел хлебнуть и другой, нешоферской жизни. Может Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, оттого в колонне и старались бережнее относиться друг к другу и обращались здесь даже к тем, кто помоложе, по имени-отчеству. Некие из шоферов не утратили связи с прежней Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 работой. Гияз слышал, как кое-кто из управления парка обращался к таким с просьбой посодействовать избрать свои фонды на бензин, запчасти, резину, а то и посодействовать со стройматериалами на ремонт автобазы к Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 зиме. Отличались от других и ремонтные мастерские колонны. Тот же Сергей Александрович, самолетостроитель, не напрасно восемь лет и конструктором, и технологом, и начальником смены на заводе отработал,— такие приспособления-полуавтоматы выдумал, приборы диагностики Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 сконструировал — в считанные минутки все неисправности как на ладошки у ремонтников! А о взаимовыручке и гласить не приходилось, оттого, наверняка, и рвались в эту колонну шоферы, да не всякого брали.

За несколько месяцев Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 работы Исламов никогда не лицезрел, чтоб начальники колонны либо парка повысили на кого-либо глас, не слышал перебранок либо скандалов, соответствующих для хоть какого производственного коллектива. В один прекрасный момент он спросил об Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 этом у Сергея Александровича. Тот ответил, но ответил, как сообразил Гияз, издавна сложившимися фразами:

— Мы досыта этого нахлебались до того, как сюда попали. Тут желаем работать расслабленно. Если в колонне Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 заведется какой-либо горлопан, на 1-ый раз предупреждают либо переводят в другую колонну. Законы коллектива жестоки, но справедливы: соблюдаются интересы большинства, и никакая администрация не заступится за такового. Насчет управления... Колонной правят вчерашние таксисты Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, чего же им гортань драть? Ну и мы люд понятливый, дело свое знаем. А если начнет кто превозноситься, портить сложившуюся обстановку, то ему длительно не удержаться на месте,— людей, достойных Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 поменять такового, в колонне предостаточно. Это тот случай, когда коллектив имеет реальную силу. — И, улыбаясь, окончил: — Гляди, лет через 10, может, и ты будешь начальником колонны.

Все было бы отлично, если б Гияз Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 не думал о том, что попал сюда случаем и на время. Он знал, что некие, проработав год-два, ворачивались на прежние места, но таких было не много, большая часть застревало на годы Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, десятилетия, до пенсии. «А какой из меня через 10 лет строитель? — задумывался Гияз.— Разве что строить коровники, как те кандидаты наук?»

В один прекрасный момент он издержал целый месяц, пытаясь составить себе Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 перечень, кто из сегодняшних коллег какое имел образование. Перечень оказался широким и пестрым, и что умопомрачительно, там не фигурировало ни 1-го доктора, ни 1-го фармацевта. Люди этой профессии внезапно выросли в очах Исламова: уж Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 они-то не могли похвалиться ни большой заработной платой, ни легкой учебой, не говоря уже о работе. «Вот,— задумывался Гияз,— чем следовало бы заняться статистическим управлениям: найти, из каких непосредственно вузов больше всего Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 профессионалов не работает по профессии, и сходу стало бы ясно, какие специальности не следует плодить, какой университет не дорабатывает, а какой и совсем прикрыть следует».

Пытаясь осознать, оценить свое сегодняшнее Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 положение, Исламов внимательнее приглядывался к своим сотрудникам, в особенности к людям с техническим образованием,- они казались ему понятнее, ну и работу их прежнюю он ясно для себя представлял. И умопомрачительно, кроме Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 трех-четырех. человек, показавшихся ему средними, безынициативными, при этом такими они виделись на хоть какой работе, в хоть какой среде, обстановке, другие виделись ему людьми незаурядными. И вновь он поделился своими идеями со Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 сменщиком, Сергеем Александровичем, с которым сейчас работал в паре.

— Ничего необычного,— растолковал прошлый конструктор, с первых дней взявшийся опекать Гияза, хотя и был молодее его. — Средний, он никуда и ниоткуда не побежит Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, тем паче к нам, у нас пахать нужно, сам видишь. У среднего не появляется ни заморочек, ни выбора, так как у него нет познаний, ан нет познаний — нет принципов, нет инженера. Подаются с Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 мест сильные, уверенные, что не пропадут, что собственный кусочек хлеба заработают всегда и всюду. Так что, дорогой Гияз, ты не ошибся, больше тут людей сложных, деятельных, толковых, за другими приходят Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 с прежней работы — зовут, упрашивают,— бывает, что некие и ворачиваются...

В один прекрасный момент поутру он проезжал по Чиланзару — пассажиров не было. Как вдруг, лицезрев его машину, навстречу кинулась женщина.

— Пожалуйста, к ресторану «Хорезм Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6», я опаздываю. Принципиальная зарубежная делегация у нас завтракает. Если можно, поскорее, я отлично заплачу,— произнесла она, торопливо усаживаясь рядом.

Когда машина рванулась с места, пассажирка успокоилась и, достав из сумочки зеркало, пристально Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 обозрела себя. Поймав на для себя взор Гияза, она кокетливо спросила:

— Ну как?

Гияз, подлаживаясь под ее настроение, ответил:

— Полный порядок! — и для больщей уверительности показал большой палец.

— Спасибо! — ответила женщина Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 и, расхохотавшись, уже внимательнее обозрела Гияза.

Когда подъехали к ресторану, она протянула ему 5 рублей и стремительно вышла.

— Одну минуточку, я дам вам сдачу,— засуетился Гияз.

— В другой раз. Вы меня здорово выручили, спасибо Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. А если уж очень возжелаете возвратить мне сдачу... Я работаю тут метрдотелем, зовут меня Дашей. И лучше, если такая идея придет вам к концу моей смены, заодно и домой отвезете.

Чувствуя, что Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 шофер любуется ею, она улыбнулась Гиязу, помахала ему рукою, как старенькому знакомому, и пошла, небережно размахивая сумкой. «Хорезм» находился в центре городка, в оживленном месте, и Гияз, за денек пару раз проезжая Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 мимо, вспоминал Дашу. Было в ней что-то такое, что ему сходу понравилось.

В один прекрасный момент вечерком, недели через две, когда дневной план был уже выполнен, он заехал домой, побрился, надел Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 свежайшую сорочку и незадолго до закрытия ресторана подъехал к «Хорезму».

Ресторан был популярен в городке. Гияз знал об этом,— попасть туда оказалось тяжело. Но Исламов не растерялся, прошептал швейцару: «Я за Дашей Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6» — и двери для него обширно и приветливо распахнулись. Даша увидела его первой и, выйдя к нему из-за колонны, произнесла:

— Здрасти, юноша, что все-таки вы так длительно не заглядывали? Я уж Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 собиралась в таксопарк звонить, чтоб возвратили сдачу совместно с таксистом. Да жалко, запамятовала, из какого вы парка, а в Ташкенте, мне произнесли, их одиннадцать. К тому же страшилась: вдруг другого Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 пришлют, а мне другого не нужно,— и, улыбаясь, взяла его под руку. — Надеюсь, поужинаете у нас?

— С наслаждением.

Даша провела его к маленькому сервированному столику, неподалеку от оркестра. Оставив минут на 5, возвратилась Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 вкупе с официанткой. Та поставила поднос с пищей на служебный столик, а Даша подала все на стол сама.

— С радостью составила бы вам компанию, но, сами осознаете, служба,— и, пожелав Гиязу приятного аппетита Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, оставила его 1-го.

Впервой, когда он пригласил Дашу к для себя в гости, она поразилась количеству книжек в его доме, но более всего опешила пластинкам - сплошная классика.

— Странноватый таксист,— произнесла она тогда шутя и Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, беззаботная, как бывает сначала знакомства, не стала расспрашивать ни о чем.

Роман с Дашенькой на время отодвинул мысли о работе. Практически каждую ее смену он заезжал за ней на Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 работу, а время от времени по ее настоянию и обедал в «Хорезме» — она шутя гласила, что считает своим долгом смотреть за его здоровьем.

Даша была на 10 лет молодее Гияза, неунывающа и энергична, и Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 хотя не считала, что вся жизнь - праздничек, пробовала по способности украсить ее. Женское чутье давало подсказку ей, что у Исламова вышло в жизни что-то суровое, если не трагичное, выбившее его Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 из колеи, и она, как могла, пробовала хлопотать о нем. Кое-где она прочитала либо услышала фразу — «Женщинам нравятся сильные мужчины в минутки слабости»,— и считала, что у нее на данный момент как Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 раз тот случай. И хотя Гияз ей ничего не говорил и просил не расспрашивать ни о чем, она была уверена, что у него обязательно была какая-то романтичная история... Странноватый портрет умопомрачительно Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 прекрасной девицы в зале, Гайдн, Вивальди, книжки... Нет, он положительно ей нравился...

Как-то через полгода, когда у нее уже были ключи от его квартиры,— она очень обожала бывать в его доме, по-женски Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 поддерживать в нем порядок,— Даша провела ревизию его гардероба.

Сама она одеваться обожала, ну и доступ к недостатку имела: в «Хорезме» нередко бывали работники торговых баз, а в центральные Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 магазины она прогуливалась как к для себя домой,— там работали ее подружки, с которыми она окончила торговый факультет института. На ее взор, Гиязу не мешало бы приодеться посовременнее — вещей у него было Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 малость, ну и те куплены случаем, без выбора: видимо, владельцу было не до того. Но посреди старенькых вещей ей попались когда-то очень престижные рубахи и пиджаки — тут чувствовалась женская рука. И Даша Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 здесь же увязала данный факт с той, другой дамой, у которой, непременно, был незаурядный вкус. Вдруг Дашу почему-либо овладела такая ревность, что она решила изумить и повеселить Гияза.

В письменном столе Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 у Исламова, она знала, лежали средства, и Даша, взяв их, здесь же поехала на базу. Чтоб длительно не разъясняться, она произнесла директору, что выходит замуж и ей хотелось бы одеть жениха помоднее Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6...

Вечерком, веселая, возбужденная, она принудила Гияза примерить все обновки, счастливая оттого, что все подошло, понравилось и так неописуемо преобразило ее таксиста. И когда Гияз произнес ей просто так, не вкладывая особенного смысла в слова Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6: «Ну для чего для тебя эти хлопоты?» — Дашенька вправду чуть ли не зарыдала, у нее приметно повлажнели глаза, и она, обняв его, зашептала:

— Гияз, милый, я желаю, чтоб ты у Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 меня был самый-самый, лучший-лучший. Если бы ты только знал, какое удовольствие для дамы делать что-то для возлюбленного человека: убирать его дом, стирать его рубахи либо преподносить сюрпризы, как сейчас. Ты Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 ведь правда доволен? Но мне кажется, что мужскому разуму такое осознать не под силу,— и она рассмеялась.

С этого денька Дашенька следила, чтоб он был одет всегда на уровне... Вот почему Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 в Озерном Халияра и Фариду так восхищали его вещи, что они даже приняли его за «фирмача».

Как-то в конце зимы, месяца за три перед поездкой в Озерное, Гияз обедал в чайхане таксистов на Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 Чиланзаре. Денек был по-весеннему теплый, солнечный, хотя на календаре и был февраль. На улице поджаривали шашлык, бурлили трехведерные самовары на ангренском угле. Таксисты расположились на воздухе - за столиками, которые сами Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 вынесли из чайханы, а пришедшие пораньше заняли айваны. У кого с планом был порядок, могли для себя позволить задержаться в чайхане чуток подольше обыденного. Тут, считай, каждый денек гласили о новых назначениях Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, перемещениях. У Гияза в тот денек дела были так для себя, ну и собственных ребят из колонны не лицезрел, потому задерживаться не собирался и приткнулся с боковой стороны на айване, где Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 уже посиживала большая компания в ожидании шашлыка. Уловив в общении знакомые фамилии, он прислушался. Разговор шел о директоре того объединения, откуда он уволился. Люди возмущенно гласили, что директор за 10 тыщ отремонтировал свою Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 новейшую квартиру, а занес в кассу всего тыщу рублей, что в РСУ его объединения выявлены большие приписки, хищения материалов, что рабочие ведали народному контролю о каждомесячных поборах. Выплыла здесь и фамилия Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 секретаря райкома, сейчас уже бывшего, пожелавшего когда-то выложить мост мрамором, как будто других, более принципиальных заморочек в районе не было.

Гияз вдруг ощутил, что новость, каким-то боком касавшаяся и его, нисколечко его не Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 тревожит, как будто все это было не с ним и не в его жизни. И вдруг Исламова пронзило открытие: уже очень издавна он живет чужой жизнью!

Чужая жизнь... Оттого, наверняка Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, и нет покоя в душе. Эта идея крепко засела в голове, и, может, потому снаружи размеренная и благополучная жизнь, Дашенька с ее сладким вниманием стали не в удовлетворенность. С этой идеей Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 он и уехал в отпуск, и там, в Озерном, тоже не находил для себя покоя, все маялся вопросом — как живу, для чего?

Незадолго до отпуска как-то попал он в Чирчик, промышленный город недалеко от Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 Ташкента. Высадив командировочного пассажира у гостиницы, порожняком ворачивался назад. Впереди и сзади него, занимая практически всю узкую дорогу, шли массивные трейлеры-панелевозы, КАМазы с прицепами, груженными длиномерной арматурой, цементовозы с Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 веществом,— чувствовалась близость большой стройки. Гияз и сам не увидел, как невольно свернул прямо за вереницей этих машин и оказался на стройплощадке большого комбината «Капролактам», готовившегося к сдаче. Естественно, об этой стройке он Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 знал, слышал. Гияз поставил машину в сторону, чтоб не мешала никому и не кидалась в глаза, и пошел пешком.

Предпусковая пора на стройке самая напряженная, но зато и самая азартная,— близость Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 окончания, желание узреть свое детище во всей красоте присваивает людям дополнительные силы. Гияз помнил это. Он шел, переходя из корпуса в корпус, слушая клочки дискуссий, и все ему было понятно. Он шел Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 как музыкант повдоль потрясающих комнат консерватории, и даже за закрытыми дверцами слышал, где и какой инструмент сфальшивил, из какой комнаты лилась совершенная мелодия – такая, что он невольно замедлял шаг.

Около 1-го из Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 корпусов, где шел установка технологического оборудования, монтажники спорили о кое-чем с молодым прорабом. Большой лист чертежа, значительно потрепанный, они чуть не рвали друг у друга из рук.

— О чем спор? — не удержался Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 Гияз.

Обе стороны, видно, приняв его за начальника, в один глас стали обосновывать свое. Гияз взглянул на чертеж, поразмыслил и внезапно произнес:

— Частично правы обе стороны, но вот неудача: на этой копии чертежа Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, на мой взор, вот в этом месте пропущен монтажный просвет. Срочно позвоните в техотдел, пусть подымут подлинники, только точно укажите эти два сечения. Такое, к огорчению, бывает, брак в работе чертежниц Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 перебегает в железобетонный брак из-за 2-ух неправильных карандашных линий.

Даже не поблагодарив, монтажники здесь же сорвались к прорабскому вагончику, где, видимо, у их был телефон.

Когда Гияз минут через 20 ворачивался вспять, молодый Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 прораб ринулся к нему навстречу.

— Спасибо. Все точь-в-точь: пропустили чертежницы просвет, а сейчас мне долбить перекрытие, потеряю денек. А вы случаем не проектант? Сходу додумались.

— Нет. Я ваш Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 сотрудник, прораб. Не беспокойтесь, сдадите один комбинат, 2-ой,— придет и к вам опыт, уверенность, тогда научитесь отыскивать в проектах ошибки. А на этот брак проектного института обязательно составьте рекламацию. Каждый должен отвечать за Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 свою работу…

Как и в Озерном, и позже в поезде, Гияз вновь на уровне мыслей прокрутил свою жизнь в Ташкенте до конца, без остатка: особенных удач, как ни напрягался, не было,— только Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 поводы для размышлений. «Застрял на полустанке»... Гияз кое-где слышал такую фразу, она как нельзя лучше подходила к сегодняшней его жизни.


***

Днем он позвонил в таксопарк — выходить ему необходимо было в Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 ночь. Это обрадовало Гияза, он обожал ночные смены: зеленоватый Ташкент в ночном освещении приобретал неповторимое лицо. Если б он был художником, непременно написал бы ночной Ташкент: зной, на его взор, притуплял чувство формы и Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 цвета. Жалко, на полотне нереально было передать шелест дремавшей листвы и шум арыков в ночи. Может, оттого античные восточные поэты так нередко обрисовывали луну, спутницу ночи, и темень садов?

Сергея Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 Александровича в парке уже не было, видимо, заехал незначительно ранее, а товарищи из колонны работали в других сменах, так что гулкой встречи, какие обычно бывают после выхода из отпуска, не вышло Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Ну и не готов был к ней Исламов, идеями он все еще находился там, в отчем доме, в Озерном.

И выход в третью, немногочисленную смену, оказался кстати. Чувствовал он необычную, внезапно возникшую вину Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 и перед новыми товарищами. Они-то считали его своим, возлагали надежды, что длительно еще им идти вкупе по дороге жизни. И хоть нелегка была эта дорога, он очень колебался, что это Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 его путь. Собственный посреди чужих? Чужой посреди собственных? Поди разберись, в чем его вина, которой он и сам не мог осознать.

Черные, небогато освещенные улицы района, где размещался таксопарк, были безлюдными, где Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6-то в зажженных окнах мерцали силуэты, ночь и тишь уже опустились на город.

Внезапно Гиязу захотелось узреть либо хотя бы услышать Дашеньку, и он тормознул у первой же телефонной будки. Автомат не Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 работал, не работал и 2-ой, и 3-ий… Недолго думая, он развернул машину к Чиланзару.

Подъезжая, еще издалече Исламов увидел ярко светившиеся окна ее квартиры, единственные огни в большом сонном доме,— она как будто ожидала его Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Эта идея обрадовала его, и он просто взбежал на 4-ый этаж.

На звонок ему тотчас открыли, как будто стояли за дверцей и считали его шаги на лестнице в притихшем доме.

— Ты Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6? — опешила Дашенька. Невзирая на поздний час, она была наряженная, с аккуратной прической.

Гияз растерялся, не зная, что сказать, и по привычке механично желал войти в квартиру, но Дашенька преградила ему дорогу.

— Гияз, прости Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6, нельзя! Я выхожу замуж. Мой жених должен на данный момент придти, с минутку на минутку. Я даже помыслила, что это он позвонил. Извини, Гияз, что так вышло, но ведь ты не делал Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 мне предложения, даже не намекал. А он военный, решительный, сходу предложил мне руку и сердечко. Дама может устоять перед многими соблазнами, но перед предложением выйти замуж... И наверняка, мне с Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 тобою было бы нелегко. Ты все пытаешься что-то осознать, разобраться в жизни. А для чего? Живи просто, жизнь так коротка...

Но Гияз, хотя и смотрел на Дашеньку, уже не слышал Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 ее торопливых слов. Спустившись вниз, минут 5 в каком-то оцепенении он посиживал в машине, и только энергичные шаги высочайшего военного, с удивлением поглядевшего на такси у подъезда, отвлекли его. Он вдруг улыбнулся, вспомнив шуточные Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 слова из песни собственной юности:

Если к другому уходит жена,

То непонятно, кому подфартило...

Потихоньку, стараясь не шуметь в сонном квартале, он выехал на дорогу. На перекрестке маячил одинокий пассажир, но Гияз Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 проехал мимо. Как тогда, в Гаграх, в «Золотом руне», он вдруг ясно сообразил то, чем страдал все эти годы в Ташкенте. Какая бы у него ни была комфортная, отлично оплачиваемая Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 работа, заниматься он может только реальным, огромным делом. Его дело, его место было там, на большой стройке. И только там он мог достигнуть того, чтоб фамилия его зазвучала настолько же весомо, как Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 у отца в Озерном.

И еще он понял, в конце концов, что для этого нужно... быть не просто работягой, добросовестным человеком, нужно стать бойцом. Честность-то — она должна быть с кулаками, а по Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 другому не переведутся силкины, не переведутся ремонтные конторы, подобные той, откуда он так без славы ретировался, не переведутся таксопарки, укомплектованные такими же, как он, созерцателями с дипломами в кармашках. Нужно предъявлять требования и добиваться Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 результатов — делом, борьбой. Решено — стройка зовет его... А столица, большой город?..

Твой город там, где у тебя есть дело по нраву. Как просто и ясно все стало, но чтоб осознать это, нужна Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 была такая долгая дорога к папе, к родному дому.

Странноватая выдалась ночь, как будто торжественная,— загулявших, припозднившихся было много, но Гияз, забывший выключить зеленоватый огонек, ехал мимо. И гнал, гнал машину Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 по улицам, как будто прощался с Ташкентом навечно. Уже не раз у него в кабине раздавался глас диспетчера:

— Семнадцатый, семнадцатый, ответьте диспетчеру, где вы?

Но Гияз молчал.

Поблуждав по городку, Исламов свернул Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 на сберегал Анхора и здесь, раскрыв дверцу машины, залюбовался светлевшей полосой реки в бетонных берегах. Вдруг в тиши, как будто на всю набережную, зазвучал глас диспетчера:

— Всем радиофицированным такси: всю Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 ночь не отвечает машина ТНС номер 85 — 04, шофер Гияз Исламов. О нахождении машины просим срочно сказать в диспетчерскую 4-ого таксопарка. Внимание, внимание: пропала машина...

Поначалу Гияз, занятый своими идеями, не сообразил, что молвят о нем Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6. Только когда запрос повторили в 3-ий раз, он поспешно поднял трубку.

— Таня, это семнадцатый, Исламов. Спасибо, со мной все в порядке, пищу в парк.

И какая-то теплая волна захлестнула его: о Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 нем задумывались, за него волновались. Он развернул машину и, выехав на дорогу, сходу попал в зеленоватую волну. Когда уже въезжал в таксопарк, в эфире вновь раздался глас диспетчера, но в Чти отца своего повесть в авторской редакции - страница 6 нем уже не было волнения:

— Всем! Всем! Всем! Машина нашлась... С Исламовым все в порядке! Все в порядке...


1985 год

Малеевка, Коктебель, Дурмень

chrezmernie-ili-zapredelnie-formi-psihicheskogo-napryazheniya.html
chrezmernoe-slizeobrazovanie-kostioz.html
chrezvichajnaya-situaciya-v-matke.html