Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей?

Каковы его черты, потребности, какие в нем скрываются незамеченные способности? Что есть эта половина населения земли, живущая вкупе с нами и рядом с нами в катастрофическом раздвоении? Мы навязываем ей бремя обязательств завтрашнего человека, не давая ни 1-го из прав человека, живущего сейчас.

Если поделить население земли на взрослых и деток, а Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? жизнь - на детство и взрослость, то окажется, что детки и детство - это очень большая часть населения земли и жизни. Только занятые своими заботами, собственной борьбой, мы не замечаем его, как не замечали ранее даму, мужчины, порабощенные племена и народы. Мы устроились так, чтоб малыши как можно меньше мешали Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? нам, чтоб они как можно меньше понимали, что мы есть по сути и чем по сути увлечены.

В одном парижском детском доме я лицезрел двойные перила: высочайшие - для взрослых, низкие - для деток. Кроме этого изобретательский гений исчерпал себя в школьной парте. Этого не достаточно, сильно мало. Посмотрите Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? - убогие детские площадки, щербатая кружка на заржавевшей цепи у колодца - и это в парках богатейших столиц Европы!

Где дома и сады, мастерские и бывалые поля, орудия труда и зания для малышей, людей завтра? Очередное окно, очередной коридорчик, отделяющий класс от сортира, - все, что отдала архитектура; еще одна лошадка из Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? папье-маше и жестяная сабелька - все, что отдала индустрия; лубочные рисунки на стенках и вышивка - незначительно; притча - но это не мы ее выдумали.

На наших очах из наложницы вырос человек. Столетиями игралась дама силой навязанную ей роль, лепила образ, сделанный самодурством и эгоизмом мужчины, который не вожделел созидать в ней труженицу, как Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? сейчас не лицезреем труженика в ребенке.

Ребенок еще не выступил в свою защиту, он еще послушен нам.

Ребенок - 100 масок, 100 ролей даровитого актера. Он один - с мамой, другой - с папой, бабушкой, дедом, различный - со серьезным и хорошим учителем, на кухне и посреди ровесников, не идиентично ведет себя в среде богатых Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? и нуждающихся, в будничной и торжественной одежке. Доверчивый и хитрецкий, послушливый и надменный, хороший и мстительный, благонравный и проказливый, он так умеет спрятаться до поры до времени, так затаиться внутри себя, что с фуррором вводит нас в обман и ловко пользуется нашими заблуждениями в собственных целях.

В области Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? инстинктов ему недостает только 1-го, ну и тот есть, только нечеток, как туманность эротических предчувствий.

В области эмоций он превосходит нас, так как не знает тормозов.

В области ума само мало равен нам.

У него все есть. Ему только не хватает опыта.

Потому взрослый так нередко бывает Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? ребенком, а ребенок – взрослым человеком.

Вся разница в том, что он не зарабатывает для себя на хлеб, что, будучи у нас на содержании, он обязан подчиняться нашим требованиям.

Детские дома уже меньше похожи на казармы и монастыри; они практически поликлиники. Тут есть гигиена, но нет ухмылки, радости, неожиданностей, проказ. Тут все серьезно Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей?, если не сердито, только по-другому, не так, как ранее. Их не увидела еще архитектура; нет "стиля малыша". Взрослый фасад строения, взрослые пропорции, старческий холод деталей. Французы молвят, что Наполеон колокол монастырского воспитания поменял барабаном - это правильно; добавлю к этому, что над духом современного воспитания тяготеет Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? фабричный гудок.

Ребенок неопытен.

Приведу пример и попробую разъяснить.

- Я скажу маме на ушко. И, обнимая мама за шейку, гласит загадочно:

- Мамочка, спроси доктора, можно ли мне съесть булочку (конфетку, компот).

При всем этом он нередко глядит на доктора, кокетливо улыбается ему, чтоб подкупить, выловить разрешение.

Старшие малыши молвят на ухо шепотом Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей?, младшие - обыденным голосом...

В один красивый денек окружающие признали малыша довольно взрослым для нравоучения:

- Есть желания, которые нельзя произносить вслух. Они бывают 2-ух видов: одни нельзя иметь совсем, а если они появились, то этого нужно стыдиться; другие иметь допустимо, но гласить о их можно только посреди Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? собственных.

Безобразно приставать к взрослым, безобразно, съев конфету, просить еще одну. Время от времени вообщем безобразно просить конфетку; нужно подождать, пока дадут.

Безобразно делать в штанишки и безобразно гласить "желаю по-маленькому",все будут смеяться. Чтоб не смеялись, необходимо сказать на ухо.

Время от времени безобразно звучно задавать вопросы.

- Почему у Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? того дяди нет волос?

Дядя хохотал, все смеялись. Спрашивать об этом можно, но тоже на ушко.

Ребенок не сходу соображает, что на ушко молвят для того, чтоб услышал только один человек, потому он гласит на ушко, но звучно.

- Желаю по-маленькому, желаю пирожное.

Даже если он гласит тихо, то Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? все равно не соображает: для чего скрывать то, о чем присутствующие и так выяснят от матери?

Чужих ни о чем нельзя просить, тогда почему же можно звучно просить доктора?

- Почему у этой собачки такие длинноватые уши? - спрашивает ребенок самым тихим шепотом.

И опять хохот. Оказывается, об этом можно Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? спросить звучно, так как собачка не обидится. А вот спрашивать звучно, почему у этой девченки такое безобразное платьице, нехорошо. Но ведь ее платьице тоже не обидится.

Как разъяснить ребенку, сколько во всем этом филистерской взрослой фальши? Как позже разъяснить ему, почему гласить на ухо вообще-то безобразно?

Ребенок неопытен.

Он Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? глядит на тебя с энтузиазмом, скупо слушает твои слова, верует им.

- Это яблочко, тетя, цветочек, коровка, - верует.

- Это прекрасно, смачно, отлично, - верует.

- Это безобразно, не трогай, нельзя, - верует.

- Дай поцелую, поклонись, скажи спасибо, - верует.

Ребенок ударился: дай мать поцелует, вот уже и не больно.

Он улыбается через слезы: мать Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? поцеловала - уже не больно.

Ударившись, он бежит за своим лекарством, за поцелуем.

Верует.

- Любишь?

- Люблю.

- Мать дремлет, у матери головка болит, не нужно ее будить.

И он тихонечко, на цыпочках подходит к мамы, осторожно тянет за рукав, шепотом задает вопрос. Он не будит маму, он только спрашивает Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? ее, а после: "Спи, мамочка, у тебя головка болит".

- Там, на небе, боженька. Боженька сердится на непослушливых малышей, а послушливым дает булочки, пирожные. Где боженька?

- Там, на небе, высоко. А по улице идет дивной человек, весь белоснежный. Кто это?

- Это пекарь, выпекает булочки и пирожные.

- Означает, он и есть Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? боженька? Дедушка погиб и его зарыли в землю.

- В землю зарыли? - удивляюсь я. -А как он ест?

- Его выкапывают, - отвечает ребенок, - лопатой выкапывают. Коровка дает молоко.

- Коровка? - спрашиваю я недоверчиво. - А откуда она берет молоко?

- Из колодца, - отвечает ребенок. Ребенок верует, так как каждый раз, когда пробует придумать чего-нибудть сам Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей?, он ошибается. Он обязан веровать.

Ребенок неопытен.

Он роняет на землю стакан. Случилось нечто очень странноватое: стакан пропал, заместо него появились совсем новые предметы. Он наклоняется, берет в руки осколок, порезался, больно, из пальца течет кровь. Все много загадок и неожиданностей.

Он двигает впереди себя стул. Вдруг что-то Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? мелькнуло у него перед очами, дернулось, взревело. Стул стал каким-то другим, лежит на земле, а ребенок посиживает на полу. Опять боль и испуг.

Мир полон чудес и угроз.

Он тянет одеяло, чтоб выкарабкаться из-под нею. Теряя равновесие, хватается за платьице мамы. Карабкается ввысь, цепляется за край кровати Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей?. Овладев этим опытом, тянет со стола скатерть либо салфетку. Опять трагедия.

Он отыскивает помощи, так как сам совладать не способен. Проявляя самостоятельность, он выяснит горечь поражения. Завися от других, он теряет терпение.

Даже сели он не верует либо не полностью верует взрослым, так как его сотки раз околпачивали, он Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей? все равно обязан следовать их указаниям, точно так же, как неопытный управляющий обязан вытерпеть грубого работника, без которого не может обойтись, как паралитик обязан принимать помощь и выносить деспотизм ожесточенного санитара.

Подчеркиваю, что всякая слабость, всякое удивление неведения, ошибка в применении имеющегося опыта, беда в попытках подражания Что есть ребенок как духовная организация, отличная от нашей?, всякая зависимость напоминают нам малыша вне связи с годами человека. Мы без усилий обнаруживаем черты малыша в нездоровом, старике, бойце, заключенном. Сельский обитатель в городке, городской в деревне, разве их удивление не припоминает нам малыша? Профан задает детские вопросы, парвеню совершает детские бестактности.


chto-bivaet-tumannim-utrom.html
chto-bolshe-vsego-razdrazhaet-vas-v-vashem-sputnike-zhizni-ili-drugih-lyudyah-voobshe.html
chto-budet-esli-ne-oformit-kartu-v-srok.html